ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ УКРЕПЛЕНИЙ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ТАВРИКИ.
Часть 1.
  

 

(Автор – В.Л. Мыц. Глава из монографии “Укрепления Таврики X-XV вв.”, Киев, 1991 год.).

 

В настоящее время на территории Юго-Западного, Южного и Юго-Восточного Крыма известно примерно 100 средневековых укреплений. Некоторые из них были относительно большими городами, обнесенными оборонительными стенами (Херсон, Эски-Кермен, Мангуп, Чуфут-Кале, Судак, Каффа, Боспор). Другие представляли собой средневековые укрепленные поселения (в большинстве своем — небольшие города, византийские крепости, замки, монастыри, укрепленные сельские поселения), всего около 80 пунктов. Расположены эти укрепления на сравнительно небольшой территории Горного Крыма (850 тыс. га), именуемой в исторической литературе Таврикой (между Севастополем и Феодосией — по линии Второй и Первой гряд, а также вдоль побережья). По сложившейся традиции часть крепостей Таврики, расположенных по линии Второй гряды Крымских гор и имеющих искусственные пещерные сооружения, называют пещерными городами, а укрепления, находящиеся в районах Главной гряды, — исарами. Эти названия, хотя и утвердились в научной литературе с начала XIX в., условны и не отражают времени их построения, характера самих крепостей, этнической и социальной принадлежности их обитателей.

Хронологические рамки время их существования относится к X—XV вв. Нижняя дата определяется временем падения хазарского господства на полуострове и организацией фемы Херсона, что знаменовало возвращение Южной Таврики под власть византийской империи, верхняя — захватом Крыма турками в 1475 г. При вторжении в XV в. османской армии большая часть укреплений Горного Крыма была разрушена и уже не восстанавливалась. Некоторые крепости в XVI—XVIII вв. перестраивались турками и приспосабливались к условиям применения огнестрельного оружия.

 

Исар

 

Пещерный город Бакла

 

Дошедшие до нас свидетельства письменных источников об укреплениях средневековой Таврики чрезвычайно скупы. Исследователи обычно ссылаются на сообщение Прокопия Кесарийского о строительстве при императоре Юстиниане I (527—565) двух укреплений “Алустон и в Горзубитах” и упоминание Вильгельма Рубрука о 40 замках, виденных им в 1253 г. между Херсоном и Сугдеей. Мартин Броневский, побывавший в Крыму в 1578 г., пишет, что в местах, представляющих выгодное положение, на горах и в лесах, видны следы развалин древних греческих замков, городов, храмов, монастырей, которые потеряли уже свои названия, оставаясь в течение стольких веков в забвении и без обитателей. Матвей Меховский в трактате ”0 двух Сарматиях” (первое издание вышло в Кракове в 1517 г.) упоминает о городах и замках готов, разрушенных татарами. Из сообщений средневековых авторов, пожалуй, наиболее ценными по своей полноте и точности являются сведения, сообщаемые турецким дипломатом и путешественником XVII в. Эвлией Челеби. В ’’Книге путешествий” Эвлия дает описание укреплений Инкермана, Балаклавы, Херсонеса, Чоргуня, Мангупа, Сюйрени, Чуфут-Кале, Судака, Каффы, сообщая при этом и интересные исторические данные.

В 70-х годах XVIII в. в связи с русско-турецкой войной и укреплением позиций России в Северном Причерноморье в Западной Европе повышается интерес к истории Крыма, его прошлому и настоящему. В 1784 г. в ’’Большом землеописании Бюшинга” появляется раздел ’’Крымское ханство”, написанный профессором Галльского университета Тунманном (эта работа была подготовлена около 1777 г.). До этого в литературе существовали лишь отдельные разрозненные сведения о Крыме, оставленные путешественниками XVI—XVIII вв. Тунманн первый создал очерк истории Тавриды с легендарных греческих времен и до его дней. Низкий уровень исторических знаний XVIII в., малочисленность доступных источников явились причиной некоторых ошибок и пробелов, которые все-таки не умаляют значимости работы, проделанной автором очерка. Сам Тунманн никогда не бывал в Крыму и все сведения почерпнул из доступных ему изданий. Обращаясь к истории полуострова, он сообщает сведения и о некоторых крепостях Крыма, которые к тому времени уже лежали в развалинах. В горной части Таврики он отмечает остатки Херсонеса, Инкермана, Мангупа, Сюйрени, Черкес-Кермена, Чуфут-Кале, Старого Крыма, Каффы, Судака, Алушты, Ламбата, Партенита, Гурзуфа, Ялиты, Балаклавы и при этом дает краткий исторический очерк по каждому памятнику. Тунманн ошибочно полагал, что в горной части полуострова в период развитого средневековья существовало два княжества: Теодоро (Инкерман) и Готия (со столицей на Мангупе). Крепость Дори (Дорас, Дорос) Тунманн также помещает в Инкермане.

 

Паллас

П. С. Паллас

В1793-1794 гг. по Крыму совершил поездку П. С. Паллас. Изучение Тавриды (а его особенно интересовали горные районы) Паллас начал весной 1794 года. Будучи ученым-естествоиспытателем, Паллас проявляет живой интерес не только к природе Крыма, но и к его истории. Описания памятников сделанные им, отличаются точностью и глубоким знанием средневековой фортификации. Им подробно описаны руины Мангупа, Эски-Кермена, Черкес-Кермена, Инкермана, Херсонеса, Балаклавы и других крепостей. Во время своего пребывания в Чоргуне, где он гостил у К.И. Габлица, Паллас имел возможность хорошо ознакомиться с памятниками Гераклейского полуострова, характеристика которых в его труде занимает значительное место.

 

Исар

 

Исар Ай-Тодор II

 

Материалы всей экспедиции до настоящего времени не переведены на русский язык, хотя уже в конце XVIII и начале XIX в. были изданы на немецком, французском и английском языках. Появившиеся в Записках Одесского общества переводы М.Славич и Г.Караулова, по мнению А.Л.Бертье-Делегарда, изобилуют неточностями и грубыми ошибками. Сам A.Л.Бертье-Делегард совместно с С.Д.Белявской подготовил перевод сочинения Палласа ’’Наблюдения, сделанные во время путешествия по южным наместничествам русского государства в 1793—1794 гг.”.

Передовых ученых и прогрессивных государственных деятелей России волновала дальнейшая судьба многочисленных исторических и археологических памятников, которые постоянно подвергались разрушению в условиях развернувшегося на полуострове нового строительства. В 1820 г. к министру духовных дел и народного просвещения А-Н.Голицыну обратился с докладной запиской В.В.Капнист, указывавший на недопустимость пренебрежения изучением и охраной древних памятников Крыма, которые, несмотря на их огромный исторический интерес, подвергаются постоянно и повсеместно разрушению. Голицын передал эту записку президенту Академии наук С.С.Уварову, и она была обсуждена на конференции 26 января 1821 г. Подготовку плана работ по сохранению памятников старины на Таврическом полуострове возложили на академика К.Келлера, побывавшего на полуострове еще в 1804 г. 21 мая 1821 г. Келлер выехал в Крым. Несколько позже к нему присоединился другой участник экспедиции — архитектор Е.Паскаль.

Работы Келлера и Паскаля продолжались в течение пяти месяцев и охватили районы Симферополя, Севастополя, Южнобережья, Феодосии и Керчи. Всего было обследовано 22 архитектурно-археологических памятника, выполнены иx обмеры, сделаны зарисовки видов и отдельных деталей. В основном изучались фортификационные сооружения (Чуфут-Кале, Мангуп, Инкерман, Херсонес, Чоргунская башня, Кокия-Исар, Гурзуф, Гелин-Кая, Демерджи, Судак, Каффа и др.). Исследованные объекты Келлер разделил на три группы: 1) постройки греческой архитектуры (из укреплений сюда отнесены Херсонес, Кокия-Исар, Демерджи); 2) ОТ ”генуэзкой архитектуры”, куда кроме Балаклавы, Судака и Каффы причислены Мангуп, Инкерман, Гурзуф, Гелин-Кая; 3) татарские и турецкие памятники: Чуфут-Кале, гробницы и мечети средневековых городов. Как видим, большую часть обследованных крепостей Келлер считал генуэзскими постройками.

 

 Кеппен

П. И. Кеппен

Наиболее полное описание интересующих нас укреплений было дано П.И. Кеппеном в его “Крымском сборнике.” Достаточно сказать, что эта работа до сих пор остается остается единственным трудом по данной группе памятников. Кроме того, Крымский сборник содержит не только многочисленные данные по археологии и топографии, но в нем автор приводит и собранные им исторические сведения.

 

Исар

 

Исар Ай-Йори

 

На основе письменных источников большую часть укреплений Таврики Кеппен относит к византийской поре и считает их объектами византийского военного строительства в Крыму. В качестве отправной хронологической точки он использовал свидетельство Прокопия Кесарийского (VI в.). Большая же часть крепостей датировалась им неопределенно — ’’послеюстиниановским” временем. В укреплениях Горного Крыма Кеппен видел регулярные цепи крепостей, взаимосвязанные и построенные по единому замыслу. В так называемые системы крепостей попадали памятники, никогда не существовавшие одновременно и относящиеся к разным историческим эпохам. Например, к средневековью Кеппен отнес и некоторые позднеантичные городища, включив опять же их в ’’систему” (Неаполь скифский, Ай-Тодор-Харакс и др.), а укрепление Сарымамбаш-Кермен (XIII—XIV вв.) считал скифской крепостью, построенной Палаком.

 

 Ф.Дюбуа де Монпере

Ф.Дюбуа де Монпере

В первой трети XIX в. к Югу России было привлечено внимание и западноевропейских ученых. В 1833—1834 гг. по Крыму и Кавказу совершил путешествие Ф.Дюбуа де Монпере, направленный французской Академией наук, который оставил обширное описание этих мест, снабдив их большим количеством иллюстраций. Его материалы были опубликованы первоначально на французском языке в шести томах (1839—1943) и Атласе (1840— 1843). В России эти издания еще в XIX в. стали библиографической редкостью. Том касающийся путешествия по Крыму впервые был полностью переведен и издан на русском языке в 2009 году.

Сочинения Дюбуа де Монпере получило противоречивую оценку. Среди большинства краеведов того времени его труд пользовался необычайной популярностью. До нас дошли изображения древних предметов и зданий, которые в настоящее время исчезли полностью или сильно разрушены. Хотя помещенные в альбоме рисунки не во всем и не всегда точны, но из работ XIX в. это лучшее иллюстрированное издание по истории Крыма.

 

Исар

 

Таврский ящик на Солнечной тропе

 

Дюбуа оказался прав, когда обнаруженные им в различных районах Горного Крыма могильники, состоявшие из погребальных сооружений в виде каменных ящиков, связывал с аборигенами полуострова — таврами. Дальнейшие археологические исследования подтверди¬ли это предположение. Но вместе с тем Дюбуа ошибочно приписывал сооружение пещер в Юго-Западном Крыму таврам, которые, по его мнению, не могли сооружать наземных жилищ. Приморские же тавры оставили ’’циклопические” сооружения, которые служили им жилищами и убежищами. Эти наивные исторические построения уже неоднократно критиковались последующими исследователями. Но, к сожалению, зерна заблуждений, посеянные Дюбуа, продолжали давать плоды длительное время в виде внешне стройных, а по содержанию глубоко ошибочных концепций о таврском происхождении укреплений Горного Крыма.

Во второй половине XIX в. наступает период, когда ученые уже почти не обращаются к истории средневековых крепостей. Эту роль берут на себя местные краеведы: А.Фабр, Г.Караулов, В.Кондараки, М.Сосногорова — люда образованные и одержимые стремлением принести пользу науке Отечества. Они были объединены Одесским обществом истории и древностей, сыгравшем большую роль в их творчестве.

В сочинениях Г.Э.Караулова высказывались мысли, весьма сходные с Ф.Дюбуа де Монпере, а впоследствии и М.Сосногоровой. Караулов расходится с Дюбуа в том, что считает ”пещерные города” и ’’циклопические” постройки памятниками разновременными и построенными разными народами, по его мнению, ’’пещерные города” созданы киммерийцами, а горные укрепления относятся к еще более раннему времени.

В 1875 г вышла статья М.Сосногоровой-Славич «Мегалитические памятники в Крыму». Основная идея, развиваемая автором, была попыткой доказать древнейшее происхождение горных крепостей которые в большинстве своем относятся к доисторическим временам (к эпохе бронзы). Укрепления, называемые Сосногоровой – Славич мегалитическими сооружениями, по ее мнению, одновременны “крымским дольменам” (таврским гробницам), менгирам и кромлехам. Хорошо зная труды крупнейших археологов России и Западной Европы, она пытается сравнивать крымские памятники с аналогичными сооружениями обширного региона Евразии, что придает ее рассуждениям наукообразный характер. Сосногорова считает укрепления Горного Крыма не только убежищами древних обитателей Таврики, но и святилищами их верховной богини Девы.

Другой краевед середины XIX в. А.Я. Фабр близок по своим взглядам к ПИ.Кеппену. Он полностью разделяет его мнение о том, горные укрепления представляли собой единую систему обороны ”византийской поры”. Знаток крымских древностей Фабр проводил разведки в горных районах, не затронутых исследованиями Кеппена. В бассейнах рек Зуи и Бурульчи им выявлены три укрепления, построенные по преданию ’’френками” (генуэзцами). Фабр и Кеппен делают одинаковую ошибку, включая в ’’систему” горных крепостей явно разновременные памятники, куда попадают и Неаполь Скифский, городища на Альме (вероятно, Алма-Кермен) и в округе дер. Ягмурчи

Материалы, опубликованные в трудах В.Х.Кондараки, получили в литературе противоречивую оценку из-за того, что его сочинения иногда наполнены вымыслом, который трудно отличить от реально им виденного. Но практика последних десятилетий показывает, что общая направленность деятельности В.Х.Кондараки была весьма полезной — редкая работа обобщающего характера по истории (особенно средневековой) Крыма обходится без ссылок на те или иные его сообщения. Вышедшие из-под пера Кондараки работы, хотя во многом и повторяют друг друга, но содержат нужную информацию о памятниках, найденных им во время путешествий по районам Горного Крыма. Немало сделано Кондараки и для изучения укреплений Таврики. Полемизируя с Кеппеном, он постарался лично обследовать городища, о которых упоминал его предшественник, и дать им объективную оценку. Кроме того он посетил районы, ранее никем не изучавшиеся. Им были открыты средневековый комплекс памятников на Бойке, укрепление на Сююрю-Кая, Дегерменкойский исар, Хапулар, Асаране-Бурун. Крепость Хапулар до сих пор остается неизвестной науке, и мы знаем о ее существовании только со слов Кондараки. Городища Горного Крыма Кондараки считал средневековыми, но возражал против утверждения Кеппена, что они образовывали единовременную систематическую оборону”, находившуюся ”во взаимном отношении”.

 

 Е.Марков

Е.Марков

В 1866 г. по Крыму путешествовал Е.Марков, а в 1872 г. вышло первое издание его сочинения Очерки Крыма”, переиздававшиеся в дореволюционный период трижды (последним раз в 1902 г.). Популярность работы Маркова была обусловлена тем, что в ней красочно освещаются «картины крымской жизни, истории и природы». Наиболее интересными в его сочинении можно считать этнографические наблюдения, снабженные в последнем издании хорошими фотографиями. На страницах книги Маркова находим упоминания или краткие описания многих крепостей Горного Крыма. В целом автор придерживается средневековой концепции происхождения укреплений, следуя во всем за П.И.Кеппеном.

 

 А.Л.Бертье-Делагард

А.Л.Бертье-Делагард

С именем А.Л.Бертье-Делагарда связан новый этап в изучении средневековых укреплений Таврики. Крупнейший исследователь истории и археологии Крыма, человек многосторонних интересов, обладающий значительным запасом знаний, аналитическим умом и широким кругозором, он большую часть своей жизни посвятил научной работе. Его труды легли в основу современных знаний о средневековой Таврике и не устарели до настоящего времени.

Большую научную ценность представляет архив А.Л.Бертье-Делагарда, в котором собран значительный материал. В связи с рассматриваемой темой особый интерес представляют многочисленные планы и чертежи средневековых укреплений. Все материалы выполнены Бертье-Делагардом во время поездки по Крыму в 1889 г. Именно в это время сделаны обмеры цитадели Мангупа, церкви в крепости Демерджи, Чобан-Куле, Сюйрени, Чуфут-Кале, Учансу-Исара и др. До настоящего времени большая часть этого материала не издана.

 

Исар

 

Исар Ай-Тодор

 

В одной из первых своих работ ’’Остатки древних сооружений в окрестностях Севастополя и пещерные города Крыма”, вышедшей в 1886 г., А.Л.Бертье-Делагард дает критический анализ написанного за последние десятилетия по истории Таврики и приходит к выводу, что многое было сказано мимоходом, страдает большими неточностями и носит противоречивый характер. Даже лучшие из описаний, сделанные Палласом, Кеппеном и Дюбуа, не полны, часто не похожи друг на друга и еще чаще не отвечают действительности. По его мнению, каждое, пусть даже самое краткое описание, необходимо снабжать точными планами, рисунками, чертежами, фотографиями. Именно этот подход позволил перейти Бертье-Делагарду на качественно новый уровень исследования памятников.

В работах А.Л.Бертье-Делагарда нет и намека на “слепое” повторение уже сказанного его предшественниками, как бы ни был высок их научный авторитет. Принцип его исследований — во всем следовать факту. Он никогда не пытался увидеть в укреплениях Таврики древние сооружения тавров и всегда говорил об этих памятниках как о средневековых. Им также поставлена под сомнение концепция о системе горных крепостей, которые он видел разновременными.

Но в решении некоторых вопросов нельзя согласиться и с авторитетным мнением А.Л.Бертье-Делагарда, особенно когда он пренебрежительно высказывался о строительных навыках феодоритов и защитных возможностях крепостей. Конечно, по сравнению с фортификацией XIX в. укрепления Горного Крыма выглядят скромно, но для своего времени (XIII—XV вв.) их стены служили надежным укрытием. В этом отношении его рассуждения не носят конкретно-исторический характер. Без особых на то оснований Бертье-Делагард сделал вывод, что укрепления Горного Крыма использовались эпизодически, только в случае военной опасности, и в них не содержались постоянные гарнизоны. В отдельных случаях он преувеличивает размах крепостного строительства, предпринятого турками в XVI—XVII вв. Например, Бертье-Делагард ошибочно считал цитадель Мангупа и Чоргунскую башню турецкими постройками.

 

Исар

 

Алупка-исар

 

В 1895 году ИАК направил в Крым Ю.А. Кулаковского с заданием собрать на месте необходимые сведения для археологической карты полуострова. К выполнению этой задачи он привлек А.И. Маркевича. Особое внимание ученый уделил обследованию пещерных городов. Он посетил Баклу, Чуфут-Кале, Тепе-Кермен, Качи-Кальон, Мангуп, Сюйрень, Эски – Кермен, Черкес-Кермен, Инкерман. Этот осмотр привел его к выводу, что раскопки их могли бы дать “обильный материал для уяснения вопроса о том, какое население в какую пору здесь обитало, а это могло бы содействовать устранению неправильных и очень распространенных представлений о доисторическом начале и характере этих оригинальных памятников”.

Из городищ, расположенных в прибрежной зоне полуострова, Кулаковский обследовал крепости в Оттузах, Алустон, Гурзуф, Кастель (этот памятник он предположительно отнес к позднеримскому времени). Крепость в Оттузах (Кордон-Оба) он считал генуэзской постройкой, возражая при этом Кеппену, ’’ошибочно принимавшему его закрайний пункт линий укреплений, возведенных Юстинианом в защиту крымских готов от север, ных варваров”. Относительно крепости в Гурзуфе им высказано мнение, что это сооружение не имеет ничего общего (кроме места) с укреплением Прокопия, а наличие пушечных бастионов позволяет датировать его временем на тысячу лет более поздним (а именно – XVI в.). Подводя итоги исследования укреплений Таврии, Кулаковский отмечает почти полную неясность времени их существования и то, что вопрос ”о нем сам разрешится, когда можно будет свести в группы то множество крымских укреплений, которые констатировал и описал в Крымском сборнике Кеппен.”

Продолжение следует.

——————————————————————————————————————————————————————————–

Знакомясь с многочисленными природными и историческими памятниками Крыма стоит выбирать наилучшие места для пополнения своих сил. И как нельзя лучше для этой цели подходит самая середина Южного берега Крыма – прибрежная Алупка. Приглашаю Вас остановиться на отдых в комфортабельных номерах, расположенных у парковой зоны этого живописнейшего места Черноморского побережья.

 

Ваш отзыв

Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).