ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ УКРЕПЛЕНИЙ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ТАВРИКИ.
Часть 3.
  

 

(Автор – В.Л. Мыц. Глава из монографии “Укрепления Таврики X-XV вв.”, Киев, 1991 год.).

 

(Окончание. Ознакомится с предыдущими частями статьи можно здесь: первая часть, вторая часть)

 

Исар

 

Исар-Кая

С 1953 г. в Крыму начинает проводить самостоятельные обследования различных памятников геолог Л.В.Фирсов. Впоследствии к экспедиционным работам его привлекал П.Н.Шульц, всячески способствуя им, несмотря на то, что Фирсов иначе рассматривал проблему происхождения крымских исаров, справедливо считая, что тавры никогда не строили крепостей. Кроме того, увлечение исарами, как возможными сооружениями тавров, не только не способствовало освещению различных сторон таврской культуры, но причинило этому определенный вред, уведя исследователей по ложному пути…. На протяжении нескольких лет Л.В.Фирсов проводил тщательные обследования ’’таврских” крепостей, чем в значительной степени способствовал изменению бытовавшего тогда мнения. В ’циклопических’ кладках стен многих городищ (Алупка-Исар, Лимена-Кале, Палеокастрон, Биюк-Исар, Ильяс-Кая и др.) был найден известковый раствор. Оказалось, что нижняя стена Харакса сложена на растворе, подобном раствору кладки терм, и следовательно, построена не таврами, а римлянами.

В целом наблюдения Л.В.Фирсова интересны, хотя и не со всеми его положениями и выводами можно согласиться, прежде всего в вопросах датировки. Фирсов определял время бытования укреплений VI—XIII вв., иногда до VI—X и даже VIII—X вв., основываясь не археологическом материале а на свидетельствах Прокопия и Рубрука. Правда, для некоторых памятников Фирсов делает исключение, например укрепление Исар-Кая (у горного прохода Шайтан-Мердвен) он датировал в широких пределах IX-XV вв. Разрушение этого памятника относил к XV веку и связывал с захватом Южнобережья генуэзцами и карательной экспедицией Карло Ломелино 1434 г. Раскопки периода 1979—1980 гг. показали, что это укрепление является все таки однослойным памятником XIII в.

 

Исар

 

Исар Бурун-Кая

 

Значительный вклад в дело изучения укреплений Таврики внес О.И. Домбровский. Начиная с 1955 г. им проводились обследования отдельных районов и памятников первоначально Юго-Западного, а впоследствии и Южного берега Крыма. К середине 50-х годов о большинстве городищ бытовали устаревшие представления, а некоторые еще не были найдены (после упоминаний П.И.Кеппена, В.Х.Кондараки, Е.Л.Маркова). Сторонник ‘’средневековой” концепции происхождения крымских исаров О.И.Домбровский много сделал для освещения социально-исторической роли этих памятников. Именно такой подход предопределил изменение представления об этих укреплениях как памятниках таврской поры. В 1955—1956 гг. им проведено обследование Бойки, Сююрю-Кая, Пампук-Кая, Сарымамбаш-Кермен, развалин стен на перевалах Главной гряды и др. С 1958 г. начинается исследование Гурзуфской крепости, а в 1961—1962 гг. ведутся раскопки на Гаспринском исаре, Басмане, в 1963 г. — на Аю-Даге и Кошке, в 1964 г. на Пахкал-Кая и Фуне. В связи со строительством новой дороги Ялта — Севастополь на Южнобережье под руководством О.И.Домбровского в течение нескольких лет (1965—1969) проводятся широкомасштабные исследования. Общие итоги проведенных работ Домбровский подводит в статье ‘’Средневековые поселения и ’’исары” крымского Южнобережья”. Анализируя фортификационные сооружения крепостей, сравнивая их устройство и размеры, О.И.Домбровский подразделяет укрепления на четыре типа, отмечая при этом, что ‘’встречаются и промежуточные, совмещающие в себе черты двух или нескольких основных”. К первому типу им относятся византийские приморские крепости. Ко второму — укрепленные монастыри ’’провинциально-византийского образца”. По мнению Домбровского, к ‘’наиболее раннему и чисто местному типу” принадлежат убежища сельских общин. Некоторые из этих памятников постепенно застраиваются, образуя укрепленные поселения, а другие упраздняются. Памятники четвертого типа — замки светских феодалов, появляющиеся в период зрелого средневековья, выделяются по наличию жилой башни-донжона. Эта группа крепостей подразделяется им на мелкие (с одной линией крепостных стен) и укрепления с цитаделью, обособленной от посада. О.И.Домбровский полагает, что замки первого вида несли сторожевую службу на границах владений крупных феодалов, которым принадлежали большие замки.

Строительство южнобережных крепостей О.Н.Домбровский считает результатом длительной политики Византии по ’’захвату и закреплению за собой всего побережья между Херсоном и Боспором”. В расположении крепостей он видит две линии; одни стоят непосредственно над морем, а другие — между морем и обрывами Главной гряды. По его мнению, крепости ’’среднегорной” полосы принадлежали князьям Феодоро и должны были сдерживать стремление генуэзцев овладеть всем Поморьем.

Таким образом, у О.И.Домбровского мы видим совершенно новый подход к решению вопроса о социально-исторической роли укреплений Горного Крыма. Через призму архитектурно-археологических данных автор стремится выделить те социально-политические силы, которые участвовали в крепостном строительстве. В этом отношении сближается с точкой зрения О.И.Домбровского и концепция A.Л.Якобсона.

Но недостаточная изученность памятников приводит О.И.Домбровского к ошибкам частного характера, повлиявшим и на выводы общего порядка. Слабая разработанность вопросов датировок укреплении заставляет его непомерно расширять хронологические рамки существования укреплений. В результате чего разновременные оборонительные сооружения сосуществуют на протяжении практически всего средневековья, иногда перманентно перерастая из одного в другое.

 

Исар

 

Исар Гелин-Кая

 

Таким образом, выстраиваются в две противостоящие друг другу в XIV-XV вв. Линии крепости, которые были разрушены еще в XIII и более не восстанавливались (Шайтан-Мердвен, Алупка-Исар, Гаспра-Исар, Палеокастрон, Кобоплу, Кастель, Сераус, Пахкал-Кая и др.). И если убрать с археологической карты эти памятники, то ”система противостояния” распадается. О.И.Домбровскии почему-то считает укрепленные убежища чисто местным типом памятников. Именно общинные убежища и были широко распространены на территории Византии с раннего средневековья. Замки Домбровский хотя и относит к периоду зрелого средневековья (XIII-XIV вв.), но почему-то в большинстве случаев почти всегда датирует X- XV вв. Поселения и укрепленные монастыри возникают, по его мнение, в VIII—X вв., в то время как материал с этих памятников датируется концом IX—X вв., а закрытые комплексы — исключительно X в.

Уже к началу 70-х годов начинает ощущаться недостаток, с одной стороны обобщающих работ, а с другой — материала, на котором они могли бытъ созданы. Постепенно в горной части полуострова разворачиваются систематические исследования ряда укреплений. В.Е.Рудаковым (1972-1980) ведутся раскопки на Бакле, А.Г.Герценом (1974—1986) изучаются оборонительные сооружения Мангупа, И.А.Барановым (1977—1989) проводятся работы в Судакской крепости, А.В.Белым (1980—1985) исследуется городище Кыз-Кермен, Ю.С.Ворониным (1978—1980) – Сюйреньская крепость, Е.А.Айбабиной — Каффа. Мыцем начиная с 1977 г. обследовались малоизученные горные урочища. В результате этих разведок получен не только дополнительный материал об уже известных памятниках, но и открыто десять новых, ранее не известных укреплений. Со временем разведывательные работы заменяются стационарными раскопками: исследуются городища Исар-Кая (1979-1980), Пампук-Кая (1980), Фуна (1980-1986) и Алустон (1984-1989). На некоторых памятниках раскрытые раскопками площади достигают значительных размеров: Алустон – 2500 м2, Фуна-2000 м.

 

Исар

 

Дегерменкойский Исар

 

Завершая историографический обзор, мы видим, что в исследовании средневековых укреплений Горного Крыма можно условно выделить пять хронологических этапов, для которых характерны отличия в подходе к их изучению.

Первый этап можно охарактеризовать как академический. Он начинается в конце XVIII века работами Тунманна (1784) и П.С.Палласа (1794) и заканчивается ыходом в свет труда Ф.Дюбуа де Монпере (1843). Представителями академических кругов были составлены лаконичные и как правило, строго научные описания памятников. Причем индивидуальные характеристики укреплений даются на широком историческом фоне и носят исследовательский характер. Многое из того, что было написано в свое время Тунманном, П.С. Палласом, К.Э. Келлером, П.И. Кеппеном, Ф. Дюбуа де Монпере, легло в основу изучения средневековой истории Крыма и не утратило своего значения до сих пор.

Второй этап (40-80-е годы XIX века). К концу 40-х годов XIX века интерес академических кругов к укреплениям Горного Крыма ослабевает. Исследовательскую функцию на себя берет группа местных краеведов, внесших определенный вклад в дело изучения памятников средневековой Таврики. Особо плодотворными были изыскания А.Я. Фабра, Г.Э. Караулова, М.А. Сосногоровой-Славич, В.Х.Кондараки. E.JI.Маркова. Для работ отдельных краеведов характерно критическое отношение к творческому наследию представителей академических кругов, а также стремление заполнить “белые пятна” на археологической карте полуострова. А.Я.Фабром и В.Х.Кондараки был открыт ряд ранее не известных укреплений. Но в целом краеведческий этап отличает стремление к популяризации исторических знаний при снижении общего научного уровня исследовательских работ. В области теоретического осмысления причин и времени возникновения укреплений Горного Крыма краеведы следуют за своими предшественниками.

Третий этап (80-е годы XIX — 30-е годы XX в.) в изучении укреплений Горного Крыма начинается с выхода в свет трудов А.Л.Бертье-Делагарда. Впоследствии этим талантливым исследователем издается ряд работ, которым было суждено значительно изменить сложившееся представление об истории средневековой Таврики как средоточии христианских реликвий и святых мест. В конце XIX — начале XX в. в исследование горных крепостей включаются представители научных кругов (историки и археологи), что заметно улучшило изученность памятников. В этот период расширяется круг ученых, занимающихся обследованием крепостей. В разное время на городищах проводили работы Ю.А.Кулаковский, Р.Х.Лепер, Н. М.Репников и др. В этот же период начинаются раскопки крепостей. Третий этап характеризуется переходом к накоплению более точной, достоверной информации о памятниках, получаемой путем съемок, обмеров, фотографирования. Делаются первые попытки обобщить собранный материал на формально- типологическом уровне (Ю.А.Кулаковский, Н.И.Репников). В советский период намечается интенсификация процесса исследования различных городищ, внимание ученых привлечено к изучению пещерных городов. Создается первый историографический очерк по этой группе укреплений.

На четвертом этапе (конец 30 — 70-е годы) происходит переход от формально-типологического к социально-историческому освещению памятников (С.Н.Бибиков, О.И.Домбровский, А.Л.Якобсон). В это же время появляются и социологические концепции раннего развития феодальных отношений в Горном Крыму, в результате чего возникают замки в V—VI вв. (Е.В.Веймарн). Раскопки крепостей проводятся на относительно небольших площадях.
Значительную сложность вызывает датировка укреплений, которая строится на узкой археологической базе, что приводит к ошибочному мнению о длительном существовании многих памятников. Хронология крепостей зачастую основывается на искусственно привлеченных письменных источниках.

Пятый этап начинается в конце 70-х годов и характеризуется расширением площадей исследуемых памятников с целью получения данных по истории того или иного укрепления. Особое внимание уделяется датировке укреплении, вопросам экономики, социальной и политической истории населения средневековой Таврики. Обоснование дат строится в основном на закрытых комплексах. Но весь этот большой и ценный научный материал пока не опубликован, что и является одной из задач современного этапа исследования укреплении средневековой Таврики.

 

Исар

 

Исар Демерджи I

 

В исторической интерпретации крепостей Горного Крыма по ходу их исследования возникали различные направления, среди которых следует выделить три: древнее; античное; средневековое. М.А.Сосногорова пыталась связать появление некоторых фортификационных сооружении (мегалитов) в Горном Крыму с деятельностью населения эпохи бронзы. Г.Э.Караулов приписывал создание ряда крепостей киммерийцам. Но эти две точки зрения на древнейшее происхождение крымских крепостей не получили поддержки в научной литературе. Особо широкое распространение из “древнего” направления получила ”таврская” концепция, основоположником которой являлся Ф. Дюбуа де Монпере. В той или иной степени эту точку зрения поддерживали в свое время Н.И. Репников, Н.Л. Эрнст, В.Н. Дъяков, а в 40-50-е годы XX века последовательным приверженцем таврской концепции был П.Н. Шульц, в 60-е годы – А.М. Лесков.

Строительство некоторых средневековых укреплений Горного Крыма иногда ошибочно приписывалось грекам эллинистической поры: Кокия-Исар, Загайтанское или скифам (Сарымамбаш-Кермен). В «античном» направлении получила широкое развитие «римская» концепция (Ю.А. Кулаковский, Н.Л. Эрнст, В.Н.Дъяков, Н.И. Репников), которая приобретает наиболее завершенную форму, лишенную различных оговорок, в трудах В.Н. Дьякова. Исследования последних десятилетии показали,что увлечение ’’таврской” и “римской” концепциями происхождения крепостей Горного Крыма направили ученых по ложному пути, затормозив процесс их исследования.

Основным направлением в изучении времени и причин возникновения укреплений Таврики с конца XVIII в. было “средневековое” направление застройка. В 50—70-е годы большая группа ученых (Е.В.Веймарн, О.И.Домбровский,В.Е.Рудаков, Д.Л.Талис, М.А.Тиханова, А.Л.Якобсон и др) занималась разработкой важнейщих вопросов истории горных крепостей. Благодаря их изысканиям и теоретическим разработкам сформировались современные взгляды на время и причины возникновения укреплений средневековой Таврики. Е.В.Веймарн, О.И.Домбровский, Д.Л.Талис, А.Л.Якобсон создали ряд обобщающих работ по отдельным группам памятников, в которых на современном научном уровне рассмотрены проблемы хронологии и типологии памятников, социально-историческая роль крепостей в жизни населения Крыма VI-XV вв.

——————————————————————————————————————————————————————————–

Знакомясь с многочисленными природными и историческими памятниками Крыма стоит выбирать наилучшие места для пополнения своих сил. И как нельзя лучше для этой цели подходит самая середина Южного берега Крыма – прибрежная Алупка. Приглашаю Вас остановиться на отдых в комфортабельных номерах, расположенных у парковой зоны этого живописнейшего места Черноморского побережья.

 

Ваш отзыв

Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).