Исар-Кая (Гаспринский Исар).
Укрепление XII—XIII вв.

Не существует, располагалось над Гаспрой, выше шоссе Ялта—Севастополь. Памятник исследовался О.И.Домбровским в 1961—1962 гг. в связи с уничтожением утеса при строительстве дороги. На плоской вершине скалы раскопками был открыт большой многокамерный дом, погибший в пожаре XIII в. Под открытым навесом здания находилась кузница с горном. Здесь изготавливались наконечники стрел. Одно из помещений было приспособлено для отдыха караульных. По периметру скалы (вдоль кромки обрывов) был, видимо, устроен каменный парапет. Размер двух скальных площадок, на которых размещалось укрепление, 20 х 54 и 12 х 30 м (площадь городища 0,1 га). На меньшей скальной площадке — небольшая башня. В расселине между скалами находились двухкамерная хозяйственная постройка, цистерна для воды, кладовая, устроенная в пещере. Подходы к утесу с востока прикрывала линия заградительной стены, сложенной насухо.

План исара

ГАСПРА-ИСАР – ВЗОРВАННАЯ СКАЛА

Так получилось, что в 1963 г. я отложил свой визит на Гаспра-Исар из-за более срочных, как тогда казалось, дел. И опоздал всего на две-три недели. Скала, на которой находилось это маленькое укрепление, была взорвана, рассыпалась на миллиарды кусков, чтобы стать сырьем для цементного завода, выстроенного на окраине Гаспры. Стоит ли говорить о той досаде, которую я испытываю по сей день, вспоминая Гаспра-Исар и свою непростительную оплошность…
Попробуем воссоздать картину этого исара, хотя бы в общих чертах, пользуясь различными источниками и тем немногим, что удалось найти на месте взорванной скалы.
Исар находился на крайней к западу гряде Гаспринского хребта. Хребет этот, как говорилось, разделяет прибрежную полосу поперек, изолируя Ореандскую котловину от протяженного участка берега между Гаспрой и Симеизом, включающего районы Кореиза, Мисхора, Алупки. Гряды Гаспринского хребта ступенчато спускаются к морю, к мысу Ай-Тодор, и увенчаны целым рядом известняковых скал. Основу этих гряд составляют блоки известняков, зажатые в зоне крупного меридионального разлома,— блоки, подобные известняковому клыку Хачла-Каясы и горе Крестовой в Ореанде. Рядом со скалами известняков в бортах и днищах оврагов, между грядами и на водоразделах, на самих грядах обнаруживаются сланцы, алевролиты и песчаники таврической формации, так сказать геологический фундамент южнобережной полосы.
Скала Гаспра-Исара на несколько десятков метров вздымалась над покрытыми густым и путаным лесом склонами западной гряды; вершину ее увенчивали сосны и древовидные можжевельники. С нее досматривалось все побережье к западу, вплоть до Симеиза; обзор на восток и северо-восток был не столь обширным из-за слишком
пересеченного рельефа Гаспринского хребта, но все же были видны Хачла-Каясы и гора Крестовая в Ореанде. На севере открывалась широкая панорама Ай-Петринской Яйлы с Гаспра-Богазом.
Обзоре южном секторе, как и в восточном, был не очень хорош из-за тех же скал и гряд, покрытых лесом; мыс Аи-Тодор, противолежащий Гаспра-Исару, попадали «мертвое пространство» (обратим внимание на эту деталь!), но море было обозримо до далекого горизонта. Подобно другим малым укреплениям Южного берега, Гаспра-Исар соседствовал с одной из старых дорог. Конкретнее — он прикрывал путь с перевала Гаспра-Богаз, находящегося северо-восточнее вершины Ай-Петри. Дороги к Гаспра-Богазу шли и со стороны Алупки, мимо Алупка-Исара, и от Ореанды, где преградой на пути стоял укрепленный монастырек на Хачла-Каясы, и от Ай-Тодора и Гаспры, мимо Гаспра-Исара, который представлял собой наблюдательный пункт и блокпост, по малости своей, вероятно, имевший подчиненное значение: это была крепость-сателлит.
Расстояние от Гаспра-Исара до значительного укрепления над Алупкой намного больше, чем от него до укрепления в Ореанде, Разумнее предположить поэтому его ореандскую ориентацию. Вероятно, он входил в систему обороны Ореандской котловины. Однако Гаспра-Исар был столь же близок и к мысу Ай-Тодор, рядом с которым сохранился след еще одного укрепления. Превосходный обзор с Гаспра-Исара к западу и северу совершенно неудовлетворительная видимость с него восточного и южного секторов береговой полосы больше говорят о том, что это небольшое укрепление было «глазом» Ореанды или безымянного исара у Ай-Тодора.
Название Гаспра встречается в генуэзских и турецких документах. Оно относилось и относится сейчас к поселку под западным боком Гаспринского хребта, раскинувшемуся вдоль верхнего шоссе почти в створе мыса Ай-Тодор. Фонетически Гаспра соответствует или близко греческое слово аолра — деньги, но каков его топонимический смысл? Наверное, от такого сопоставления нужно отказаться. Иное дело аалроб — белый. Правда, в том месте, где расположен поселок, нет ничего примечательно белого, но до того, как была взорвана скала Гаспра-Исара, она сама сияла ослепительной белизной и была видна даже от Симеиза. Не относилось ли название Гасп¬ра первоначально именно к этой скале и к укреплению на ней? Не перенесено ли оно только впоследствии с исара на более поздний поселок, который и сейчас называется Гаспрой? Так, наверное, и было.

У Кеппена:
«Пишет он – вправо от тропы, которая из Гаспры, Хуреиза, Мысхора и других береговых селений ведет через Яйлу, за горы, лежит весьма малое, но достопримечательное ук-Гйпление известное под названием Гар-Кая или Гаспра-Исар. Тут за исключением стены, длиною шагов в двадцать все укрепление есть дело природы. Вообразите себе поляну, имеющую в длину не более 40, а в ширину до 8 шагов; перед нею как бы небольшой двор с двумя боковыми отделениями, и все это место —внутри скал, которых отвесные стены в вышину по две с половиной сажени, — и вы будете иметь некоторое понятие об этом затворе. Вход в оный, находящийся с восточной стороны, был перегорожен стенками, из коих одна, где существовали ворота, имела не более 13, а другая только 5—6 шагов в длину».
Вот и все — плюс приблизительный план, который воспроизведен на рис.

План

В общем ситуация удивительно напоминает Палеокастрон: то же положение на скале, та же малость размеров, те же барьеры из скал.
В 1961—1962 гг. на Гаспра-Исаре производил разведочные раскопки О. И. Домбровский. Главные выводы его и заключения нашли отражение в популярном сборнике. Они сводятся к следующему.
На Гаспра-Исаре Домбровским обнаружен горизонт с лепной керамикой, предположительно отнесенный к эпохе поздней бронзы — раннего железа. Следовательно, в I тыс. до н. э. на скале могло быть одно из таврских убежищ. Это гармонирует с известным поблизости от Гаспры, на спуске к мысу Ай-Тодор, могильником из каменных ящиков. Однако то ли из-за малости убежища, то ли в силу неблагоприятных природных факторов горизонт с лепной керамикой оказался не очень мощным и не повсеместным. Кстати говоря, то же самое мы видели и еще увидим и в некоторых других укреплениях.
Довольно мощные рыхлые отложения на скале изобиловали керамикой и черепицей VIII—X и XII—XIV вв., которые и определяют время Гаспра-Исара. Типичное средневековое укрепление! Раскопом были вскрыты остатки здания последнего периода его жизни (л.11—XIV вв.). В здании находились кухня-кладовая, два помещения с нарами и одно помещение с благоустроенным очагом. К зданию примыкал открытый навес, за его стенами помещалась небольшая железоделательная мастерская, о чем говорят остатки крущой горновой печи, куски шлака, печины и кричного железа, наконечники стрел и оселки для их заточки.

Также обнаружены остатки еще двух построек, пещерная кладовая с пифосами и остатки двух горновых печей. На площадке укрепления, защищенной с южной и восточной сторон боевыми стенами, находилась выдолбленная в скале цистерна для воды. К числу датирующих находок относятся монета XII в.
О И Домбровский полагает, что в 14 в. Гacпpa-Исар не функционировал, а в XV в. снова некоторое время использовался в качестве убежища или дозорного пункта. Возникновение укрепления (с минимумом необходимых для защиты боевых стен) относится к раннему средневековью.
На юго-западном склоне, под Гacnpa-Исаром, были открыты сельскохозяйственные усадьбы того же времени, разбросанные на значительной площади и в известной мере изолированные друг от друга, а еще ниже — остатки компактного поселения VIII—X вв. Большинство этих объектов попало в зону современного карьера и было уничтожено.
Судя по этим данным, обстановка на Гаспра-Исаре была обычной для южнобережных укреплений. Только ли с VIII в. началась его средневековая история или много раньше (скажем, с IV— VI вв.)? Насколько крупным было на этой скале таврское убежище? Пока очевидно, что Гаспра-Исар с его боевыми стенами и жилыми постройками, с мощным горизонтом обломков гончарной посуды и черепицы являлся памятником средневековья. Его небольшие боевые стены были сложены, как и стены других исаров, на известковом растворе типичной панцирной кладкой. Об этом не пишет Кеппен, об этом не упоминает и Домбровский, но в развалах глыб карьера, образованного взрывом на месте крепостной скалы, удалось найти немало культурных остатков Гаспра-Исара, в частности два куска крепостной панцирной стены, сложенной на превосходно сохранившемся известковом растворе с обычной для него мелкой галькой и тонкой керамической крошкой.

В хаосе каменного карьера, на месте, где прежде возвышалась скала Гаспра-Исара, в 1963 г., спустя несколько дней после массовых взрывов, было собрано множество керамических обломков. Их было так много, что оставалось только удивляться, как на маленькой площади помещались все эти груды черепков! Взятые для подсчетов несколько сотен обломков — лишь ничтожная доля той битой керамики, которая оказалась рассеянной взрывами, перемешанной с глыбами и щебнем известняков и в конце концов вместе с известняками пошла на перемол в мельницах цементного завода.

Разумеется, этих данных совершенно недостаточно для сколько нибудь полного представления о гончарном реквизите Гаспра-Исара; так как в каменных развалах карьера легче всего было найти крупные обломки керамиды и пифосов, труднее — амфор и кувшинов, тогда как бой кухонной посуды оказывался, как правило, глубоко под поверхностью развалов.

И для Гаспра-Исара соотношение получается таким, что на среднюю жилую постройку с кровлей из 250 черепиц могло приходиться в общей сложности до 11 амфор и кувшинов и не более 2 пифосов.
Возможно, многое из гончарной продукции, в частности черепица, производилось поблизости от укрепления и соседствующих с ним поселений и разбросанных усадеб. Между Гаспрой и Алупкой найдены остатки гончарных печей, положение которых именно здесь объясняется наличием в данном районе подходящего для черепичного производства сырья — железистых глин и суглинков типа terra rosa и черных сланцевых глин.
В моем распоряжении на карьере были считанные часы — между двумя отпалками подрывных зарядов. Очень вежливо и не менее настойчиво десятник команды подрывников дал понять, что пора убираться подобру-поздорову. Он, разумеется, понимает, как важны все эти битые горшки для науки, но ему не хотелось бы оплакивать безвременную кончину посетителя карьера…
В 1965 г. на карьере нельзя было найти и того малого, что было здесь двумя годами раньше. Вместо маленькой скалы появился удивительно большой развал камней. Поблизости от верхнего шоссе выросли обширные корпуса цементного завода. Старая тропинка некогда пересекавшая Гаспринский хребет чуть ниже Гаспра-Исара превратилась в широкую ленту автомагистрали. Все это новое всосалось в рельеф холмов и гряд и почти стушевало воспоминания о маленьком Гаспра-Исаре, теперь уже исчезнувшем без следа.

Использованы материалы из книги Фирсова Л.В. «Исары. Очерки истории средневековых крепостей Южного берега Крыма». Новосибирск, 1990.

——————————————————————————————————————————————————————————–

Знакомясь с многочисленными природными и историческими памятниками Крыма стоит выбирать наилучшие места для пополнения своих сил. И как нельзя лучше для этой цели подходит самая середина Южного берега Крыма – прибрежная Алупка. Приглашаю Вас остановиться на отдых в комфортабельных номерах, расположенных у парковой зоны этого живописнейшего места Черноморского побережья.

 

Ваш отзыв

Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).