Укрепление Кыз-Куле.

В непосредственной близости от горы Эски-Кермена, к северо-западу от северной оконечности её плато, на скалистом мысе Кыз-Куле, представляющим собой северную оконечность возвышенности Тапшан, расположены руины средневековой башни с воротами, носящей татарское название Кыз-Куле («Девичья башня») – по мнению У. А. Богданинского, проводившего исследование этого памятника в 1933 году, название «Кыз-Куле» (или «Кыз-Кулле») может быть искажением названия «Кёз-Куле» – «Дозорная башня».

Вид с северной части пещерного города Эски – Кермен

Кыз-Куле

Руины башни Кыз-Куле являются остатками крепости, существовавшей на скалистом мысе, расположенном к северу от башни. В древности по плато возвышенности Тапшан, в направлении с юга на север, к башне вела ездовая дорога.

Кыз-Куле

Перед башней на протяжении 43 м дорога вместе с боковыми ограждениями вырублена в скале.

Кыз-Куле

Ширина «проезжей» части дороги в этом месте составляет 2,5 м. непосредственно перед башней дорогу пересекал ров, вырубленный в скале. Ширина рва – 5 м. Дно рва находится на 4,75 м ниже уровня вырубленной в скале дороги. С северной стороны рва, вплотную к нему, на скале поставлена башня.

Кыз-Куле

Башня прямоугольная в плане, размерами 6,30х6,50 м. Высота её южной части – более 7 м. Толщина стен составляет 1,20 м. Башня имеет две сквозные стрельчатые арки.

Кыз-Куле

Стены башни сложены из местного камня (бута со следами тёски) на известковом растворе с примесью кварцевого песка и толчёной черепицы. Арки возведены из тёсаных плит (размерами 0,50х0,50х0,15 м).

Кыз-Куле

В настоящее время башня не имеет перекрытия. Внутри башня была трёхярусной. В древности надо рвом, между башней и северным концом ведущей к ней дороги, был деревянный мост (возможно, мост был съёмный).

Кыз-Куле

“На башне Кыз-Кулле обнаруженны тамгообразные знаки.

Знаки

Здесь, на высоте 2,1м от подножия этой башни, на камне восточной стороны арки внешнего проема ее ворот было вырезано несколько знаков различной конфигурации. Несмотря на то, что поверхность этого камня сильно разрушена, некоторые из них сохранились вполне удовлетворительно.

Первый знак на камне представляет собой небольшой (3,6 х З,5 см) крест с круглыми завершениями на концах. Он расположен несколько выше от основной группы тамг. Крестообразные знаки подобной формы были широко распространены в раннесредневековой христианской символике; в основном они датируются VIII-IX вв., но некоторые могут относиться и к более позднему времени, вплоть до XV в. Однако необходимо иметь в виду, что тамги крестообразных форм встречаются у различных народов, в т. ч. и у не исповедывающих христианскую религию. Так что строить какие-либо заключения на основе наличия этого знака было бы неосторожно.

Кыз-Куле

Основная группа тамг, состоящая из пяти знаков, занимает центральное положение на поверхности камня. Тамги имеют сравнительно большие размеры (12×13 см) и глубину рельефа до 0,8 см. Это, по-видимому, должно было подчеркнуть их явно доминирующее значение среди других начертаний.

Особое значение в этой группе, вероятно, придавалось знаку II, представляющему лежащую горизонтально лунарную сигму с сильно загнутыми (закругленными) концами. Подобного типа знаки были широко распространены в первые века н. э. среди сарматов Северного Причерноморья. Средневековые аналогии к нему мы видим в черкесских тамгообразных знаках XVIII-XIX вв.: у племен Кемгуй (темиргоевцы), Бесленей, Асуа (абхазцы) и в родовом знаке Бекировых (рис. 1, II-5). Наиболее близка нашему знаку тамга Темиргоевского князя Бедрук Болетоко (рис. 1, II,1). Некоторое отличие этой тамги от нашей можно объяснить обычным явлением развития формы родовых знаков, что подкрепляется также историческими и этнографическими примерами. Появление у основного сигмообразного знака добавочных деталей, возможно, указывает на генеалогическое развитие данного племени, обычно наблюдающееся при дальнейшем развитии общественных отношений. Сходство рассматриваемого знака с сарматскими до некоторой степени является подтверждением высказанных предположений.

Другие знаки этой группы вырезаны более небрежно. Наиболее отчетливо виден знак III в виде двух, по-видимому, некогда соприкасающихся волнообразных выступов, напоминающих раскидистые рога барана или архара. Этот мотив нередко встречается в орнаменте кавказских горцев. Близкие аналогии ему мы находим в адыгских тамгах Шумнук (бжедухи) и Соншок (бесленеевцы), а также в тамге Жаноковых (рис. 1, III, 1-3). Некоторое различие их от описываемого знака, по-видимому, должно быть объяснено высказанными выше причинами.

Кыз-Куле

Находящаяся ниже этого знака тамга IV представляет типичное, весьма схематизированное изображение головы животного, скорее всего, бычка, у которого четко отмечены короткие рожки, но не обозначены уши, глаза и рот. Ближайшие аналогии этому знаку представлены в черкесских тамгах «Етаухъ» (Кабертай) и Джанаби (Тапанта-абазинцы). Несколько видоизмененной формы тамги подобного типа (круг со стилизованными рогами) бытовали еще у ряда других черкесских фамилий: Боттешь уздень, Кургоко (Кабертай). Подобного типа мотив в современном кавказском орнаменте сохраняется в виде так называемой «лиры на диске».

Тамга V, находящаяся правее описанного знака, сохранилась крайне неудовлетворительно. Судя по ее остаткам, она могла изображать знак в виде подковы. Подобного типа знаки в несколько измененном виде встречаются как на Кавказе, так и в Крыму (рис.1, V, 1-3). В частности, близка к описываемому знаку тамга фамилии Чихень, отмеченная Броневским. Этот же знак напоминают по своей форме тамги из крымских селений Огуз-оглы и Кучук-Ас.

Что касается знака I, то он сохранился настолько плохо, что четко восстановить его контуры не удалось.

Итак, все рассмотренные нами знаки башни Кыз-Кулле, скорее всего, представляют тамги, имеющие явные аналогии с известными нам знаками адыгов. Близость этих знаков к тамгам темиргоевцев, бесленеевцев, жанэ (жаноковцы) не случайна. Как отмечает В. Д. Смирнов, адыгские племена Тимур-Кой (темиргоевцы) и Бесленей, согласно преданию, высказанному в конце XVIII в. их представителями турецкому султану, еще со времен султана Баязета (1480-1512 гг.) служили «верой и правдой» Крымским ханам. Если верить турецким источникам, то же самое можно сказать и относительно племени жанэ.

Внизу была деревня Черкез-Кермен

Кыз-Куле

Наличие там черкесских племен на воротном проеме башни Кыз-Кулле не только является подтверждением пребывания их на Крымском полуострове, но и позволяет более определенно локализовать их местожительство. По-видимому, в XV-XVI вв. башня Кыз-Кулле составляла часть укрепления, принадлежащего представителям племени темиргоевцев, на что указывает величина и тщательность вырубки тамги II на камне ее воротного проема. Другие же знаки могли быть вырезаны в честь побывавших здесь знатных представителей других адыгских племен.

Кыз-Куле

Обычай нанесения тамг как знаков собственности на скот и различные бытовые предметы был широко распространен среди многих народов «с незапамятных времён». Как символы принадлежности они ставились на камнях отдельных зданий, в воротных проемах крепостей и городов.

Характерной особенностью всех известных нам знаков на воротных проемах является то, что, как и в башне Кыз-Кулле, они располагаются с их восточной стороны, немного выше человеческого роста.

Древняя традиция вырезать или выцарапывать свои знаки на дверях кунацкой побывавшими в доме гостями сохранилась в Кабарде до начала XX в. Вполне возможно, что переселившиеся в Крым адыги некоторое время сохраняли этот обычай, дошедший до нас в виде знаков Черкес-керменского укрепления.

Таким образом, существование вышеописанных знаков башни Кыз-Кулле не только не противоречит средневековому названию этой крепости (Черкес-Кермен), но и позволяет уточнить этнические названия адыгов, проживавших в данной местности. Весьма вероятно, что верхняя часть западного бассейна реки Бельбек в XV-XVI вв. принадлежала представителям племени темиргоевцев, феодальным гнездом которых и было укрепление Кыз-Кулле.”

Ссылка на источник

Мыс, расположенный к северу от башни, представлял собой сильно укреплённое место площадью 11250 кв. м. В плане мыс Кыз-Куле имеет форму наконечника стрелы, острие которого обращено на север.

План

Плато мыса ограничивается со всех сторон обрывами скал.

Кыз-Куле

На некоторых участках края плато имеются вырубленные в скале «постели» для невысокой стены (парапета) и круглые ямки для столбов деревянного частокола. Башня и остатки других построек, обнаруженные на территории укрепления Кыз-Куле, сосредоточены в южной, широкой части мыса, вблизи рва.

Кыз-Куле

Около башни раскопаны остатки часовни, сложенной из бутового камня на глине с примесью овражного песка, и пять вырубленных в скале гробниц.

Кыз-Куле

Часовня представляла собой прямоугольную, ориентированную на восток одноапсидную постройку, в плане имеющую размеры 7,50х4,50 м. Толщина её стен – около 0,80 м. внутри часовни под строительным мусором был найден покрытый коррозией железный крест с расширяющимися концами и шипом [размеры креста 0,245х0,14 м], вероятно, упавший с крыши часовни, и пять круглых каменных ядер небольшого диаметра для камнемёта (баллисты) [три ядра диаметром 0,075 м и два ядра диаметром 0,03 м, найденные на мысе Кыз-Куле, сделаны из местного известняка. Такие же ядра были найдены в ходе раскопок в Эски-Кермене.

Здесь была часовня

Кыз-Куле

Гробницы в комплексе часовни – обычного для Эски-Кермена типа. Из пяти гробниц четыре гробницы оказались разграбленными, кости в них лежали в беспорядке. Одна гробница, покрытая каменной плитой (состоящей из трёх частей), расположенная под полом часовни, оказалась не тронутой.

Кыз-Куле

В ней был обнаружен хорошо сохранившийся человеческий скелет, обращённый головой на запад. В гробнице, над этим погребением, а также под ним, были обнаружены человеческие кости, расположенные в беспорядке.

Следы жизни в лесу на плато

Кыз-Куле

Кыз-Куле

По немногочисленным находкам гробницы в комплексе часовни датированы 13-14 веками [в ходе исследования одной из разграбленных гробниц (№1) найдены фрагменты глиняной поливной посуды, характерной, по мнению У. А. Боданинского, для золотоордынского производства 14 века. Гробница не имела плиты. Костей в гробнице не найдено. Выделено два культурных слоя. Фрагменты поливной посуды найдены в слое, расположенном выше нижнего культурного слоя. Последний содержал щебень, образовавшийся вследствие разрушения стенок гробницы. Результаты раскопок, отражённые в архивном материале (дневнике раскопок) свидетельствуют, что найденная в этой гробнице керамика не может служить материалом, датирующим гробницу].

Часовня функционировала в период 9-13 веков. Укрепление с находившейся в нём башней, часовней и, возможно, другими строениями погибло в огне сильного пожара на рубеже 13-14 веков [в 1933 году на расстоянии 22 м к северу от башни Кыз-Куле выкопана траншея ориентированная с запада на восток, шириной 1 м, длиной 13 м, перерезающая предполагаемую дорогу, которая могла проходить в направлении от башни на север. Судя по холмистому рельефу местности, здесь могли располагаться остатки построек. Под слоем гумуса (0,13 м) обнаружен культурный слой (0,16 м). Ниже культурного слоя расположен слой щебня (0,04 м), под щебнем – материковая скала. «Культурный слой насыщен остатками угля, землёй с сажей, закопчёнными фрагментами глиняной посуды, камнями, глиной. Земля на большом протяжении совершенно чёрного цвета».

Лестница на плато

Кыз-Куле

Укрепление Кыз-Куле было возведено в особом месте. Ров перед башней устроен в месте наибольшего сужения скалистой возвышенности Тапшан в её северной части, в точке соединения основного массива скалы с северным мысом. Вследствие этого доступ на плато мыса Кыз-Куле возможен только со стороны рва и башни, которая поставлена над обрывом с таким расчётом, что «запирает доступ на плато цитадели». Для создания в этом месте надёжного укрепления достаточно было перегородить плато возвышенности Тапшан на протяжении нескольких метров.

Вид на Эски-Кермен

Кыз-Куле

Н. И. Репниковым в его публикациях о раскопках в Эски-Кермене было высказано предположение о том, что остатки укрепления Кыз-Куле располагаются на месте так называемой «крепостцы», о сооружении которой вблизи разрушенного и опустевшего города в области «Климаты» в середине 10 века сообщает средневековый письменный памятник «Записка готского топарха». По мнению некоторых историков и филологов, исследовавших текст этого памятника, «Записка готского топарха» является документом, могущим пролить свет на события в Крыму, которые непосредственно предшествовали походу русского князя Святослава I на хазар в 965 году.

На краю плато Тапшан. Вид на тень Эски-Кермена

Кыз-Куле

Использована информация из книги С. В. Харитонова “Древний город Эски-Кермен”

——————————————————————————————————————————————————————————–

Знакомясь с многочисленными природными и историческими памятниками Крыма стоит выбирать наилучшие места для пополнения своих сил. И как нельзя лучше для этой цели подходит самая середина Южного берега Крыма – прибрежная Алупка. Приглашаю Вас остановиться на отдых в комфортабельных номерах, расположенных у парковой зоны этого живописнейшего места Черноморского побережья.

 

Ваш отзыв

Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).