По следам потерянных исаров. Исар на Палекуре. Камни, книги да дело при Ялте. Часть 2.   

 

История связанная с Ялтинским исаром на холме Палекур произошла во время шестой по счету Русско – Турецкой войны, которая продолжалась в период с 1768 по 1774 года. Это война изменила многолетний мировой порядок, а именно открыла выход Российской империи на Черноморское побережье и предопределила переход в недалеком будущем Крымского полуострова под власть России. Хотя начиналось все не так радужно. В сентябре 1768 года, когда отряды восставших гайдамаков колиивщины громили польские правительственные войска и уже загнали их на территорию Османской империи, султан Великой Порты объявил войну России. Турецкая армия перешла Днестр, а крымские татары совершили набег на территорию Новороссийской губернии и Славяносербию. Однако реформированная к тому времени по европейскому образцу российская армия одержала ряд убедительных побед, как на суше, так и на море, и в 1771 году войска под командованием князя В. Долгорукого заняли Крым, причем Крымское ханство, до этого уже как триста лет подданное Османской империи, объявило о своей независимости. Два последующих года сменялись то мирными переговорами, то возобновлением боевых действий на Дунайском театре, но все-таки после новых побед русской армии турки были вынуждены согласиться на окончательные мирные переговоры. Однако в Крымском ханстве, не смотря на объявленную независимость, далеко не все татары хотели разорвать связи с Турцией, и поэтому под предводительством хана Девлет-Гирея, находившимся в тот момент на противоположном от Крыма берегу Черного моря, в протурецких элитах крымских татар зрела мысль о восстании и возврате под сень Блистательной Порты. Этим умонастроениям способствовали и многочисленные «пожертвования», щедро поступающие в Крым с Анатолийского берега. Кроме того, к началу лета 1774 года у крымских берегов начал кружить османский флот под командованием капудан-паши Мустафы-бея.

Палекур 

 

Для противодействия угрозе турецкого десанта и для контроля над крымскими татарами в Крыму находился так называемый «Крымский корпус» российской армии, возглавляемый генерал-поручиком А. А. Прозоровским. Корпус был разделен на три крупные части, размещенные в степном Крыму и предгориях, а на побережье Черного моря были выставлены «отделённые посты». В районе Алушты, Ялты и Балаклавы находились такие посты из состава мушкетёрских легионных батальонов и Брянского полка, которые все вместе входили в команду под командованием генерал-майора И. С. Кохиуса. Несмотря на громкие наименования, списочный состав русских частей был далек от штатной численности, это происходило вследствии как болезней, косящих бойцов, так и постоянных ротаций на Дунайский театр боевых действий. Правда боевые порядки крымских частей были усилены многочисленной артиллерией, которая давала неоспоримое преимущество российским войскам перед турецкими частями и тем более перед хоть и многочисленными, но практически безоружными крымско-татарскими повстанцами. Плато и горные перевалы – богазы контролировались конными казачьими частями, через которые и поддерживалась связь между штабом российской армии и отдельными ее частями.

 

И так, 17 июля 1774 года турецкий флот, перед тем стоявший на рейде в районе Керченского полуострова сместился в район Южного берега, где начал высадку десанта в районе Алушты.

Палекур 

Здесь, в Алуште, российский пост состоял из 150 егерей московского легиона под командованием капитана Н. Колычева, с приданными к ним двумя легкими орудиями. Они в течении шести часов не позволяли туркам высадить на берег основные силы, тем удалось отправить на берег только разведку и гонцов, которые начали разносить весть о приходе турецкого десанта по всем окрестным деревням с крымско-татарским населением.

“Одна установленная на берегу пушка в те времена стоила десятка кораблей с плохо подготовленными командами, что было характерно для турецкого флота XVIII в. Корабли являлись крупными, малоподвижными мишенями. Каждый выстрел с берега наносил им урон. Рикошет ядра по поверхности воды позволял русским держать турок на безопасном расстоянии. Для качающихся на волне кораблей, с невозможностью прицельной стрельбы, далеко стоящая, мелкая одиночная цель (пушка) была почти недосягаемой. Попытка пойти шлюпками на защищённый пушками берег означала бы неизбежность очень больших потерь и угрозу всей операции.”

Уже готовые к этому татары начали вооружаться и перекрывать горные тропы. Под угрозой полного окружения, Колычев дал команду на «ретираду», то есть по современному отход, через перевал к деревне Карга-Сала. В ходе боя и последующего отхода из всего отряда Колычева были убиты 3 и ранены 19 человек. При этом был потерян отрядный обоз, как значилось в донесении «обоз поста был сброшен при отступлении восставшими окрестными татарами в пропасть». Это конечно вызывает некоторое сомнение, ведь обоз мог пригодиться и самим восставшим. По моему предположению, в ходе отрыва от преследования, Колычев отдал приказ избавиться от обоза, который задерживал движение отряда по крутым крымским горным тропам. Имущество можно было приобрести новое, а вот отбиться от превосходящих сил противника на узкой горной тропе у отряда шансов было мало. Что и было доказано совместными силами турок и татар через день при так называемом в последующем “Деле при Ялте”.

В то время в Ялте находился пост Брянского мушкетёрского полка под командованием премьер-майора и кавалера ордена Св. Георгия С. Салтанова. В его состав, кроме мушкетеров, входили две орудийных батареи, насчитывающие 4 пушки и несколько донских казаков, осуществляющих разведку и связь.

Палекур Палекур Палекур

 

Получив сообщение о подходе турецкой эскадры в ночь на 18 июля Салтанов с частью своей команды отправляется на помощь Алуштинскому посту, но к тому времени турки продолжают движение вдоль Южного берега по направлению к Ялте и в окрестных бухтах Партенита и Гурзуфа пытаются высадить десант. Днем 18 июля отряд Салтанова успешно отражает такую попытку в Партените, но высланные на разведку казаки докладывают, что Алушта горит, а турки уже высаживаются на ее берег. В это время происходит высадка и в Биюк-Ламбате, где небольшой пост из 10 егерей не мог этому вопрепятствовать. Турецкие отряды двинулись по побережью в направлении Ялты, поддерживаемые с моря частью десантной флотилии. Таким образом, не дойдя до Алушты команда Салтанова отразив две дневных попытки турок высадить десант в бухтах Гурзуфа и Партенита, была вынуждена ночью отступить к Ялтинскому укреплению, куда прибыла ближе к утру 19 июля. И практически сразу была атакована подошедшими турками с примкнувшими к ним восставшими татарами.

Палекур 

К этому времени восстание распространилось по деревням Южного берега и немногочисленные посты егерей, стоящие в районе Алупки и западнее, были вынуждены покинуть свои места и начать отход к Балаклаве, где размещалась их база. Но вот отряд Салтанова оказался заблокирован в Ялте, где им пришлось принять бой с турками.

Сохранившийся рапорт проливает скудные сведения об этом:

«Пост в дер. Ялте занимали две малочисленные роты Брянского мушкетёрского полка (пехотного) полка, часть артиллерийской команды этого полка… и команда из 11 донских казаков для разъездов. Турецкий флот подойдя к дер. Ялте 19 июля 1774 г. немедленно выслал на её берег сильный десант, к которому присоединилось «великое число татар». Вся эта сила облегла со всех сторон дер. Ялту и начала штурмовать её. Не смотря на громадный численный перевес неприятеля, Ялтинский пост и не думал сдаваться и отразил на первых порах неприятельский штурм. Тем не менее, положение этого поста было в высшей степени отчаянное: он был под конец окружен со всех сторон турками и татарами так, что для него не только были отрезаны все пути отступления, но нельзя было проскользнуть даже и одиночному человеку и сообщить ближайшим войскам о критическом положении поста. Посланные премьер-майором Салтановым с таки известием подпрапорщик … и затем по одиночке еще семь казаков были убиты турками. У брянцев не имелось уже никакой надежды на помощь извне; осилить неприятеля не представлялось никакой возможности, тем более, что почти вся артиллерийская прислуга пала при своих орудиях, заряды и патроны были уже израсходованы. Ялтинский пост решил пробиваться через толпы неприятеля штыками. Но только небольшая горсточка доблестных защитников Ялты, и то более или менее тяжело раненых, смогла каким-то чудом пробиться на штыки и принести страшную весть о гибели ялтинского поста: все остальные брянцы пали смертью храбрых в неравном и кровавом рукопашном бою».

Палекур 

Судя по сохранившимся сведениям в этом бою потери убитыми составили 205 человек (это больше, чем потеряла вся 2-я армия в ходе занятия Крыма в 1771 г.), в том числе 182 нижних чинов, 12 унтер-офицеров, 3 обер-офицера. Из русского отряда, принявшего участие в “Деле при Ялте” уцелело всего 17 человек -это были капитан Михачевский, подпоручик Ачкасов, восемь пехотинцев, три канонира и четыре казака.

История сохранила имена нескольких русских воинов павших в этом бою, это были офицеры – капитан Иван Михачевский, подпоручики Борис Берлзиев и Матвей Ачкасов, прапорщик Пётр Батавин, лекарь Шульц и командир поста премьер-майор Самойло Салтанов.

Но через несколько дней на Алуштинском перевале произошла битва под Шумами, благодаря которой турецкий десант был отброшен к Алуште, а татары начали раскаиваться в своем восстании. И тогда же поступили сведения о подписании Кючук-Кайнарджийского мирного договора, поставившего точку в этой очередной русско-турецкой войне.

Сведения о Ялтинском бое начали попадать в литературы первых крымских путешественников, все больше и больше обрастая разными легендарными подробностями. Из них и дошло до нашего времени предположение о нахождении российского укрепления – ретраншемента в районе холма Палекур, где-то около развалин старого Ялтинского исара.

Палекур 

Вот как об этом писал Сумароков:

Палекур 

Так Кеппен в своем “Крымском сборнике”:

Палекур 

Ну и как же забыть о Кондараки:

 

Ялтинский исар

 

С познавательной дискусией о Ялтинском бое можно ознакомиться на сайте Реконструктор, а современные сведения о сражении при деревни Шумы получить на Милитари Крым.

↢↣↢↣↢↣↢↣↢↣↢↣↢↣↢↣↢↣↢↣↢↣↢↣↢↣↢↣↢↣↢↣↢↣↢↣↢↣↢↣↢↣↢↣↢↣↢↣↢↢↣↢↣↢↣

Как памятник в честь русских воинов отряда майора Салтанова участвовавших в “Деле при Ялте”, на кромке Ялтинского мола около маяка стоит старинная пушка.

 

Ялтинский исар

 

В апреле 2016 года, на гостинице Бристоль, чье здание стоит практически на территории бывшего Ялтинского укрепления, была торжественно повешена памятная доска, увековечивающая этот подвиг русских солдат.

 

 

Табличка

 

Ваш отзыв

Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).