Исар Керменчик.
Замок XIV—XV вв.

Вид с площадки Пампук-Кая в сторону горы Крепость (с левой стороны)

Вид на гору Крепость

Расположено укрепление в 0,5 км к юго-западу от с.Высокое (бывший Юхары-Керменчик).

Взгляд на Керменчик из деревни Высокое

Керменчик

Городище находится на скалистой возвышенности, подходы к которой возможны со всех сторон.

Дорога к исару
Керменчик

Поэтому крепостная стена была возведена по всему периметру (около 230 м).

Развал стены

С наиболее доступной южной стороны находилась башня-донжон. Она четырехугольная в плане (6 х 8 м). Где-то тут была башня.

Башня

Вход в крепость расположен в 20 м к востоку от башни.

Тропинка по горному склону к крепости

Тропинка

Вход в укрепление

Вход

Площадь укрепления около 0,3 га.
На территории укрепления видны следы нескольких раскопов

Раскопы

Раскопы

Наибольшая протяженность крепостной площадки с юга на север 100 м, с запада на восток — 40 м. Виден задернованый вал разрушенной стены.

Вал стены

Везде разбросанны камни от разрушенной башни и стены.

Камни с оборонительной стены

Оборонительная стена сложена из бута на песочно-известковом растворе. На юго-западном участке куртина сохранилась на высоту 6,8 м.

Стена

У основания толщина стены 1,5—1,7 м. В верхней части она сужается до 1,2—1,5 м.

Стена

Сохранилась и нижняя часть парапета шириной 0,7—0,9 м, высотой 0,5 м.

Стена

Полная высота куртины с парапетом и зубцами в данном случае реконструируется довольно точно (8,7—8,8 м).

Стена

Для размещения защитников на боевой площадке крепостной стены были устроены деревянные подмостки, от которых сохранились пазы.

Пазы

Раскопки в укреплении до настоящего времени не проводились.

Далее слово Н.Л. Бертье-Делагарду Фрагмент из статьи Керменчик (Крымская глушь)

“Разумеется, мы не преминули посетить и крепостцу, давшую имя всей деревне. Это укрепление лежит на высокой крутой горе, куда, впрочем, можно взобраться по тропинкам со всех сторон; всего лучше сделать это через Верхний Керменчик, откуда шла древняя дорога, служащая и поныне. Всего от деревни приходится подыматься верхом около четверти часа, на высоту футов 700 над тою церковною площадью, где стоить многовековой гигант-вяз, а над морем до 2500 футов. Вершину горы, с довольно обрывистыми и частью даже неприступными наверху боками, отгородили на доступной стороне от остального хребта горы довольно высокою, до трех сажен, сложенною на извести стеною; с полудоступных сторон местами также есть стенка, но менее высокая; большая часть всего этого обрушилась, достаточно сохранившись, чтобы видеть, в чем было дело. Крепостца изрядно строена и сравнительно довольно значительна, сажен 70 длиною и сажен 25 шириною. Без сомнения, она не могла строиться после турецкого завоевания; но ближе определить время ее построения нечем; в ней самой ничего годного для этого не оказывается; всего вероятнее, что также, как и церкви, она относится к ХIII— XIV векам. Как и все горные крепостцы в Крыму (кроме больших городов), она имела совершенно особое назначение, не такое, какое имеют современные нам крепости. Это не были населенные, обитаемые места, устроенные на случай войны, имеющие стены, защитников и правильную службу; нет, все наши крепостцы совсем не то значили. В них никто не жил, да и гарнизона не полагалось; самое большее, что держали там сторожа; это были места, только скрывавшие население в случае опасности. В те времена общественное спокойствие было крайне неустойчиво и его нарушения бывали не только часты, но и совершенно неожиданны; для разрыва, для драки вовсе ненужно было длинной переписки, многосложного, хитрого, а потому и редкого оборудования целой войны; довольно было появиться какой-нибудь разбойничьей шайки из числа в изобилии рыскавших по краю, или соседских недоразумений, возникавших по совершенно пустячным поводам, и тут же решавшихся дракой; все это было не особенно грозно, зато часто и непредвиденно. Во всех этих случаях, по тревоге, все население, а особенно его слабая часть: старики, женщины, дети — бежали прятаться в крепостцу, гнали туда скот, тащили, что было поценнее, зарывали и прятали куда можно остальное, на произвол судьбы покидая то, чего не спрячешь: поля, дома; одним словом, население садилось в осаду, как выражались в те времена наши приказные дьяки. Пограбив, что находили плохо лежащим, неприятельские шайки удалялись, не смея и думать об осаде крепостцы, по неимению средств и из боязни с своей стороны подвергнуться нападению спешивших помочь осажденным. Население возвращалось в свои дома к обычным занятиям, а крепостцу опять забывали до следующей тревоги. Всякий всполох был очень короток; вот почему во всех наших крепостцах почти нет следов зданий, да и немного места внутри. Для их построения выбирались места высокие, самою природою защищенные, но поэтому же и безводные; отсиживались в них недолго, а при этом перемогались, по пословице: “не до жиру — быть бы живу”. Типичною такою крепостцею является и Исар, близ Ялты, всем, кажется, хорошо знакомый. Такого же рода была и наша крепостца в Керменчике. И тут, конечно, существуют легенды о бывших когда-то водопроводах или подземных ходах; но все это и здесь так же неосновательно, как и в других местах. Теперь вечный покой полу обрушенных стен нарушается только изредка зашедшей скотиной да деревенскими мальчишками. Неизменною осталась лишь великолепная панорама гор от Чатырдага до моря у устьев Качи и Алмы.

Не велика и не грозна наша крепостца, но и такие редки в горном Крыму, так что наша указывает на богатство и значительность окрестного глухого уголка. Если вспомнить, как много вообще нашлось указаний здесь на XIII—XV века, как часто ведут к тому же времени разные остатки в соседних деревнях и городках, то позволительно будет предположить особенное развитие страны в это время: на это процветание, вероятно, влияли такие крупные факторы, как появление монголов и татар, генуэзцев и армян в Крыму: тому же помогла и значительная независимость страны, ее самостоятельность, выказавшаяся вслед за уменьшением и даже исчезновением связей с Византией, после переворота, внесенного латинским завоеванием Константинополя в 1204 году.”

План исара

План

Вид на деревню Высокое с высоты исара Керменчик.

Вид

Святой Грааль в Крыму

инфомация с сайта

Отто Олендорф, родился в 1907 году в Хохенэггельсене (около Ганновера). Еще, будучи студентом, он, в 1925 году стал членом НСДАП, а в 1926 году вступил в ряды СС. Олендорф некоторое время преподавал право в Институте мировой экономики в Киле и занимался изучением средневековых легенд, посвященных Граалю. После прихода нацистов к власти Отто Олендорф сделал головокружительную карьеру, благодаря своим оккультным увлечениям и личным связям с Гиммлером. По протекции последнего, он в 1936 году поступает на службу в СС, а с сентября 1939 возглавляет Внутреннюю службу надзора (CD) главного имперского управления безопасности (PSHA). Олендорф был настолько увлечен поиском Грааля, что его коллеги по цеху в шутку прозвали его «Graalritter» – рыцарь Грааля.
Перед самым нападением на Советский Союз, Олендорф становится начальником «Айнзацгруппе D», главной целью, которой стала борьба с партизанским движением, ликвидация советской партийной элиты, и не в последнюю очередь, захват и вывоз в Рейх культурных ценностей.
Почему нацисты думали, что Грааль находится в Крыму? Возможно, им было известно об экспедициях Барченко. Быть может, они ориентировались на мнение авторитетного библеиста и востоковеда Рендела Харриса. Последний был уверен в том, что Грааль может находиться в Таврике, и одно время считал, что ему удалось стать обладателем Святой Чаши. Еще в феврале 1927 года мадридская газета La Esfera опубликовала фотографию стеклянной чаши без ручек и основания с комментарием Харриса. Эта чаша была найдена во время экспедиции в Крым, и Харрис приводил аргументы в пользу того, что она могла быть Святым Граалем.
Олендорф приехал в Крым осенью 1941 года. Cотрудники «Айнзацгруппе D» тщательно обыскали старые кенассы и мечети, мавзолей дочери Тохтамыша Джанике-ханум, пещеры крепости Чуфут-кале и руины храмов и крепости Керменчик (ныне село Высокое).
Где могли искать Святую Чашу нацисты? Обращает на себя внимание факт поисков в районе крепости Керменчик, расположенной на горе Кермен-кая над селом Высокое. Семиметровый участок стены в пять метров высоты – все, что сохранилось от средневекового укрепления. Под защитой крепости на небольшой территории Лакской котловины в Средние века находился крупный православный духовный центр.
Посреди многолюдного села высилась красивая церковь Федора Тирона, в которой хранился древний образ этого святого. А вокруг поселения, куда только не посмотришь: на вершинах гор, у подножий холмов, возле родников видны купола храмов. Это потрясающий факт: на пространстве не более четырех километров было 14 (!) православных храмов. Известны названия одиннадцати из них: св. Троицы, Успения Богородицы, святых Козьмы и Дамиана, Федора Стратилата, Ефимия, Иоанна Предтечи,
Максима, Ильи, Луки, две во имя Федора Тирона. Какой же мощный колокольный звон разносился по окрестностям во дни великих праздников! Побывавший здесь в 1898 году археолог Бертье-Делагард признался, что не видел в Крыму ничего подобного.
Несмотря на обилие церквей с древними надписями и укреплений, (кроме Керменчика, в этом районе, очевидно, находился еще один замок) данная местность почему-то никогда не обращала внимания ученых. Поэтому никакого объяснения столь большой концентрации храмов, на таком маленьком пространстве наука пока не дала.

——————————————————————————————————————————————————————————–

Знакомясь с многочисленными природными и историческими памятниками Крыма стоит выбирать наилучшие места для пополнения своих сил. И как нельзя лучше для этой цели подходит самая середина Южного берега Крыма – прибрежная Алупка. Приглашаю Вас остановиться на отдых в комфортабельных номерах, расположенных у парковой зоны этого живописнейшего места Черноморского побережья.

 

Ваш отзыв

Statistical data collected by Statpress SEOlution (blogcraft).